Юлия Савченко-Борман: хамовитая «тень Брыля»

Юлия Савченко-Борман: хамовитая «тень Брыля»

У важных чиновников часто появляются особо доверенные лица, которые с течением времени забирают на себя все больше и больше доверия. И в какой-то момент понимаешь, что главное – это не прорваться к такому чиновнику со своими предложениями и просьбами. А сесть и порешать с его доверенным лицом

Разумеется, такой человечек есть у и нашего губернатора Константина Брыля. В какой-то момент им стала Юлия Савченко – дама с челкой, которая постоянно сидит в приемной Константина Ивановича. А также она восседает на сессиях облсовета рядом с заместителями и начальниками управлений. Для человека с должностью «начальник відділу підготовки аналітичних, інформаційних матеріалів апарату Запорізької обласної державної адміністрації» место немного не по чину.
Но «тени Брыля» - можно. А откуда у него взялась такая своеобразная тень – очень интересный вопрос.
Что характерно, Брыль не привез ее с собой в нашу область по назначении. Юлию Анатольевну ему уже здесь порекомендовали Пономарев с Валентировым – изначально она работала у последнего помощником. Да и по сей день Савченко числится помощником «Валета» на общественных началах. Изначальная цель была очевидна – Юлю планировали сделать при Брыле «присматривающим» от бердянских товарищей, чтобы не пропустить приступы его излишней самостоятельности. А также коммуникатором по оперативным вопросам, типа, где что распилить.
Но Юлия Анатольевна оказалась довольно самостоятельным персонажем, и начала забирать на себя все больший функционал. Все начиналось с такой просто и всемогущей вещи, как ведение рабочего графика шефа. Во сколько, с кем, и о чем ему надо поговорить. Савченко зачастую присутствовала при тех или иных разговорах, и в какой-то момент начала принимать в них участие. Как правило – в роли «злого полицейского», озвучивая неприятные вещи, которые Брыль сам не хотел произносить.
Затем Савченко переключила на себя ту самую «серую кассу», из которой ежемесячно с 1-го по 5-ое выдают доплаты в конвертах нужным сотрудникам ОГА, по секретному списку. И вместе с этим получила инструмент влияния на данных людей. По слухам, общий месячный фонд этой кассы – до 400 тысяч гривен. А откуда она формируется, и знают ли об источниках ее формирования правоохранительные органы?


Когда осенью 2017-го были опубликованы записи разговора Дмитрия Марченко и Владимира Тоцкого, среди прочих интересных вещей проскочило следующее:

Тоцкий: Я пришел к Константину Ивановичу сегодня, и говорю, Константин Иванович, я третий месяц блять не получаю зарплату. Можно хоть чуть-чуть? У меня тупо дома нет денег.
Марченко: И что он говорит?
Тоцкий: «Да-да, конечно, че ты не говоришь. Сейчас я Юле скажу, она тебе выдаст…»  

Судя по всему, на тот момент Тоцкий как раз попал в немилость к Юле Савченко, и она под теми или иными предлогами не выдавала ему «бонус в конверте» - так, что пришлось идти жаловаться губернатору. Бедный, бедный Тоцкий!
Громкая история с задержанием общественника Максима Демиденко в Кирилловке, который требовал взятку с директора базы за то, чтобы «порешать» ему оформление очередной придуманной документации, тоже восходит к нашей героине. Как говорят, именно она руководила негласной частью распиаренной операции «Курорт» - по упорядочиванию работы баз в Кирилловке. Ну, то есть, официально это были комплексные проверки контролирующих органов, а неофициально Юлия Анатольевна курировала сбор кэша.
Также, Савченко никогда не лень подъехать из ОГА в качестве представителя своего шефа на диалоги с фермерами, когда те пытались торговаться о размерах откупных со своих теневых земель во время операции «Урожай». Юлия Анатольевна очень чОтко рассказывала им, кто сколько должен отдать, на языке соответствующей конкретности. Да и в стенах самой ОГА Савченко отнюдь не отличается деликатностью и корректностью. Это вам не многолетние чиновники, которые делают гадости, вежливо улыбаясь в лицо. Юлия Анатольевна делает гадости тоже за спиной, но при этом хамит в лицо.
Опять же, ей, как жене фермера, вопросы сельхозземель всегда были близки. Забавно, что ее муж Сергей Макодай начал получать отводы на свою свежеоформленную фирму «Агроленд» через пару месяцев после того, как Брыль стал «полным» губернатором в мае 2016-го года. О «брюликах и голде» самой Юлии Анатольевны, которые она указала в своей декларации, не писал только ленивый.


Положение Савченко особенно упрочилось, когда летом 2017-го Брыля покинул его доверенный помощник Максим Борисенко, в течение многих лет сопровождавший Константина Ивановича на всех должностях. В какой-то момент Борисенко захотел серьезного официального статуса, а не положения теневого кризис-менеджера, но Брыль ему отказал. Максим решил, что заслуживает большего, и покинул шефа, перебравшись в Польшу – там у него уже давно работал налаженный бизнес.  
После ухода Борисенко Юлия Савченко стало монопольным каналом негласной информации для ушей Брыля. От ее рекомендации зависело, как примет шеф очередного «ходока».
Когда мы глянули на получившийся «портрет героини», то в голове появилась мысль – э, а был же в истории до боли похожий персонаж. Беглая сверка с источниками подтвердила – да, точно, ОН. Мартин Борман. Личный секретарь Гитлера, рейхсминистр по делам партии НСДАП, и прочая, прочая.
Функции – те же самые. Наполнение и управление личной кассой босса, регулирование доступа приближенных к телу шефа, личный доступ к его ушам, а также всяческие интриги. По замашкам «колхозного решалы» Юлия Анатольевна тоже вполне подходит – «по воспоминаниям Шпеера, рейхсляйтер отличался неотёсанностью и прямолинейностью и заискивал перед вышестоящими, но не жаловал подчинённых». Скупая фраза Википедии о манерах Бормана полностью описывает поведение Юли Савченко в стенах ОГА.
«Свита делает короля», а король – свиту. Брыль подбирает и приближает к себе людей по своему уровню. Сегодня в свите у Константина Ивановича не осталось мудрых людей, их заменили «решалы» разных специализаций. Поэтому деградация в нашей системе управления и принятия решений неизбежна, увы.  «Які Бормани – такі й фюрери».