12.07.2018 | Коммерческий шлак | 1408

Католический бизнес по-запорожски

Католический бизнес по-запорожски

Как правильно вложить миллионы гривен, «откачанные» из гуманитарной помощи? И какие доходы могут приносить бомжи?

Кроме владельца ТЦ «Украина» Игоря Власюка, у сообщества «скверозащитников» проявились еще одни довольно серьезные инвесторы. Представитель данного сообщества, католик с русской фамилией Денис Тарасов является главным двигателем «экоактивистов» (Подробнее о нем «Сила людей» или «Сила червей»: история запорожских вымогателей), но здесь мы будем детально рассказывать о бизнес-интересах местных католических функционеров, стоящих за его спиной.

Главный католический собор области - Бога Отца Милосердного

С началом войны на Донбассе Запорожье наряду с Днепром стало тыловой штаб-квартирой для множества гуманитарных организаций. И спасибо большое им за это, без международной помощи ни приехавших к нам беженцев, ни оставшихся на Донбассе некомбатантов мы сами не смогли бы спасти. Ряд фондов опирался на действующие здесь родственные структуры, и вполне логично, что католические «гуманитарщики» обратились за помощью к местной католической общине. А в Запорожье католическая община – это засидевшийся на своем месте уже много лет Ян Собило и его бессменный помощник по оргвопросам Денис Тарасов. Эти два человека стали местными операционными менеджерами по распределению внушительных объемов гуманитарной помощи. Начиная с 2014-го года, общая сумма достигает 30 миллионов евро. При этом, под видом гуманитарной помощи ввозилось беспошлинно немало вещей, которые потом уходили в частные руки.
В итоге, наши герои неплохо обогатились. Здесь у нас будет небольшое отступление об общемировых тенденций.

Многие вполне приличные западные люди, оказываясь «на краю цивилизации», немножко теряют свою цивилизованность. Нет, человечину у костра они кушать не начинают, но к вверенным им деньгам отношение становится … чуть более вольное, скажем так. Мы в Украине сейчас не то чтобы на окраине цивилизации, у нас тут еще не Сомали и не Боливия, но и не так чтобы очень далеко – в силу войны. А вольное отношение к вверенным деньгам у нас стало, увы, национальной традицией, которая может передаваться добропорядочным иностранцам воздушно-капельным путем.
Историй хищений в разных солидных мировых фондах на самом деле множество. Просто до нас, в силу языкового барьера, они доходят с большой задержкой. Да и за границей подобные истории могут всплыть через много лет. Например, многие высокодуховные граждане в свое время смотрели мюзикл «Стена» от группы  Pink Floyd. Главного героя, который пол-фильма сидит в гостиничном номере и вспоминает свою жизнь, а затем бреется и начинает представлять себя в наркотических грезах тоталитарным вождем, зовут Боб Гелдоф. В 80-х годах  известный тогда музыкант начал бороться с голодом в Эфиопии – собрал группу и начал давать благотворительные концерты, все больше уходя в менеджмент и администрирование фондом помощи. И только в 2010-м стало известно, что деньги из фонда Гелдофа уходили не только голодающим эфиопцам, а еще и на закупку оружия повстанцам, что вызвало немалый скандал.
Действующий и в Украине католический благотворительный фонд «Каритас» тоже периодически влипает в скандалы с нецелевым расходованием средств. Например, вот история, как в Неаполе консультант тамошнего Каритас с женой присвоил миллионы евро, предназначенных на беженцев. А вот ливанский Каритас в лице тамошнего архиепископа отметает все обвинения в коррупции на специально созванной пресс-конференции.

О хищениях чиновников ООН и функционеров Саддама Хусейна во время программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие» писали более чем достаточно. И лишь чуть меньше писали о том, как воровали деньги американских налогоплательщиков чемоданами после освобождения Ирака от Хусейна – в рамках «программ по восстановлению Ирака».

Все это мы вспоминаем  к чему? К тому, что в мировых благотворительных фондах хищения являются не то чтобы системной, но регулярной вещью. Особенно «на последнем километре», когда везешь партию гуманитарной помощи к конечному нуждающемуся получателю. А в нашей истории «последним километром», да и предпоследним тоже, занимается уже описанный ранее Денис Тарасов вместе с другими неоднозначными людьми.   
Поэтому, когда у нас здесь разворачиваются на полную  мощь многочисленные благотворительные фонды, и при многих из них трется ударный общественник Денис Тарасов, это подталкивает нас к довольному однозначному выводу, и вопрос лишь один – порядок цифр в сумме «некорректно освоенных» средств.

Разумеется, у приличных людей еще принято правильно легализовывать деньги – так, чтобы потом не было вопросов. Нашим чиновникам, которые после 20 лет на госслужбе декларируют особняки с иномарками, и удивляются, какие к ним претензии, еще надо учиться и учиться.   
Учитывая, что руководство фондов сидит не в Киеве, а за рубежом, перед ними намного сложнее держать ответ, чем перед туземным начальством. Легализация выведенного должна проходить намного аккуратнее, чем у нас. И здесь как раз становится понятно, почему Тарасов и стоящие за ним католические функционеры выступают против проекта «Современный центр города». Отмывать деньги лучше всего где, по заветам Коза Ностры и Ндрангеты? На строительстве, правильно. Надо расширить католический храм, пристроить там, перестроить здесь. Но для этого нужна территория, куда расширяться.

Любопытное совпадение – главный собор католиков (Бога Отца Милосердного)
находится как раз в парке Пушкина

Опять же, деньги должны приносить деньги. Вполне логично, если для социализации запорожских бомжей начнут не только их кормить-поить, а еще и создадут какие-то мастерские, небольшое простое производство, где они смогут обеспечить себя заработком. И тут уместно вспомнить еще одного выдающегося скверозащитника – Елену Гулую, которая как раз вдохновенно занимается бездомными. И даже недавно провела акцию, организовав бездомных на уборку амброзии, типа в интересах всей громады. А если добавить статус религиозной организации, освобождающий от уплаты налогов, то пазл складывается идеально.

Итак, вокруг католического храма в парке Пушкина наметился вполне четкий инвестиционный проект. Тарасов организовывает «инвестиции», утекшие из благотворительных фондов, а также бригаду «протестующих» активистов. Гулая предоставляет почти даровую рабочую силу из бездомных и обеспечивает «управление персоналом», католическая церковь освящает происходящее авторитетом и делится своим статусом религиозной организации, которая не платит налоги. Нужна лишь территория для производства, прилегающая к храму – вроде бы и почти в центре города, но на отшибе, просто так в тамошней посадке запорожцы не гуляют. И если получить там хоть гектар-полтора под мастерские, наладить производство или стульев, или дверных ручек, или замков, организовать небольшое общежитие для постоянных работников, трудящихся за еду, то на выходе получится классическая азиатская «потогонка» с тамошними сверхприбылями, и освобожденная от налогов.

На смену «Огнем и мечом!» пришел чуть более цивилизованный метод достижения целей

Но для описанного бизнеса нужно, чтобы на тамошнюю территорию больше никто не претендовал и чтобы для горожан она так и оставалась «выморочной». Католики зашли в парк Пушкина в 1998 году и с тех пор присмотрели стратегическую территорию сугубо для себя. Интересы «христовых бизнесменов» совпали с интересами владельца устаревшего ТЦ «Украина» Игоря Власюка, которому не нужен современный конкурент. И поэтому выдающийся общественный деятель, католик Денис Тарасов сейчас и бомбит исками девелоперов, заваливает жалобами ГАСК,  выдумывая совершенно бредовые вещи. Просто парк нужен для дела другим, своим людям. Ничего личного, просто бизнес.  

1408